Ничего, кроме страха. Ромер К.

Ничего, кроме страха Издательство . И автор этой книги высказался — так, что равнодушных в его родном Нюкёпинге не осталось, волна возмущения прокатилась по городу.

Кнуд Ромер «Ничего, кроме страха»

Вероятно, у многих из нас — и читателей, и писателей — не раз возникало желание высказать всё, что накопилось в душе по отношению к малой родине, городу своего детства. И автор этой книги высказался — так, что равнодушных в его родном Нюкёпинге не осталось, волна возмущения прокатилась по городу. Перевод с датского Е.

Кнуд I. Великий (Knud den Store) (около — , Шефтебери), Кнуд Великий ( ), в Дании известен как Кнуд II, в Англии Кнуд Википедия Подробнее Купить за руб · Ничего, кроме страха, Ромер Кнуд.

Собрание лучших интервью Дэвидом Боуи, которые он давал на протяжении почти всего своего творческого пути. Каждое из них — это один из этапов его невероятного путешествия через эпохи, образы, альбомы, хиты, каждое — возможность заглянуть через плечо гения поп-музыки. И во всех он невероятно точен и внимателен к собеседникам. Интервью в книге расположены в хронологическом порядке и предваряются небольшими описаниями об обстоятельствах их создания.

Это комедия положений, в которые попадает шалопай-поэт по незнанию жизни и юношескому максимализму. Это драма запутавшегося семьянина, разрывающегося между женой и любовницей. Наконец, это — гротескная конспирологическая сказка о безумном ученом, раскрывшем механизмы управления миром с помощью языка и текста. А в центре этих историй, рвущихся к единому финалу — двадцатый век, предчувствие войны и судьбы людей в их столкновении с эпохой.

Кнуд Ромер: Ничего, кроме страха

Осенью ждем множество интересных новинок в связи с ярмарками. Сергей Кузнецов умеет чувствовать время и людей в нем, связывая воедино жизни разных персонажей. Но что-то объединяет их всех. Женщина, которая их любит? Или страна, где им выпало жить на фоне сменяющихся эпох? На фоне сменяющих друг друга эпох.

Ромер, Кнуд (). Ничего, кроме страха [ Текст] = Den som blinker er bange for doden: роман / Кнуд Ромер ; пер. с дат.

Я скачал а файл, какой программой его открывать? Роман Кнуда Ромера, повествующий об истории нескольких поколений одной семьи на фоне исторических событий века и удостоенный нескольких престижных премий, переведен на пятнадцать языков. Стена Стенсена Бликера принято считать отцом датской новеллы. Он создал свой собственный художественный мир и оригинальную прозу, которая не укладывается в рамки утвердившегося к двадцатым годам века романтизма.

В основе сюжета его произведений — часто необычная ситуация, которая вдобавок разрешается совершенно неожиданным образом. Рассказчик, автора, становится случайным свидетелем драматических событий, разворачивающихся на фоне унылых ютландских пейзажей, и сопереживает героям, страдающим от несправедливости мироустройства.

Кнуд Ромер - «В Датском королевстве…»

Издательства Ничего, кроме страха, Ромер К. Симпозиум Маленький датский Нюкёпинг, знаменитый разве что своей сахарной свеклой и обилием грачей - городок, где когда-то"заблудилась" Вторая мировая война, последствия которой датско-немецкая семья испытывает на себе вплоть до х… Вероятно, у многих из нас - и читателей, и писателей - не раз возникало желание высказать всё, что накопилось в душе по отношению к малой родине, городу своего детства. И автор этой книги высказался - так, что равнодушных в его родном Нюкёпинге не осталось, волна возмущения прокатилась по городу.

Кнуд Ромер. Ничего, кроме страха: роман. пер. с дат. Е. Красновой. Дата поступления в продажу: Маленький датский Нюкёпинг.

Симпозиум Маленький датский Нюкёпинг, знаменитый разве что своей сахарной свеклой и обилием грачей - городок, где когда-то"заблудилась" Вторая мировая война, последствия которой датско-немецкая семья испытывает на себе вплоть до х… Вероятно, у многих из нас - и читателей, и писателей - не раз возникало желание высказать всё, что накопилось в душе по отношению к малой родине, городу своего детства. И автор этой книги высказался - так, что равнодушных в его родном Нюкёпинге не осталось, волна возмущения прокатилась по городу.

Кнуд Ромер Ничего, кроме страха Роман © Перевод Елена Краснова

Посвящается Андреа Я всегда боялся маминого отчима - и ничего, кроме страха, к нему не испытывал. Для меня он всегда был Папа Шнайдер. Носил ли он двойную фамилию, или как его звали по имени, я не знал, да мне все равно никогда бы не пришло в голову называть его по имени.

Кнуд Ромер. Ничего, кроме страха. Роман. Перевод с датского Елены Красновой. СПб., «Симпозиум», , стр., экз. Роман известного.

Для меня он всегда был Папа Шнайдер. Носил ли он двойную фамилию, или как его звали по имени, я не знал, да мне все равно никогда бы не пришло в голову называть его по имени. К таким людям по имени не обращаются. На лице у Папы Шнайдера были длиннющие шрамы, и все — на левой щеке. Это были следы поединков прошлого столетия, он тогда состоял в ? Противники вставали друг против друга и, защищая свою честь, наносили удары по лицу саблями, убрав левую руку за спину.

Ромер Кнуд - Ничего, кроме страха

Ольга Козлова Ромер К. Что значит Быть немцем в небольшом датском городке , через Несколько лет после окончания Второй? Когда постоянно насмехаются над твоей матерью? Кнуд Ромер это знает. Он родился в г.

Вид документа: Статья из журнала. Шифр издания: Автор(ы): Ромер, Кнуд ( ) Заглавие: Ничего, кроме страха: роман. Место публикации.

Для меня он всегда был Папа Шнайдер. Носил ли он двойную фамилию, или как его звали по имени, я не знал, да мне все равно никогда бы не пришло в голову называть его по имени. К таким людям по имени не обращаются. На лице у Папы Шнайдера были длиннющие шрамы, и все — на левой щеке. Это были следы поединков прошлого столетия, он тогда состоял в ?

Здесь и далее — прим. Противники вставали друг против друга и, защищая свою честь, наносили удары по лицу саблями, убрав левую руку за спину. У него были черные с проседью гладкие волосы, открытый лоб, и всякий раз, встречаясь с ним взглядом, ты чувствовал, что он воспринимает это как вызов: , [2] 2 Вы так упорно на меня смотрите, молодой человек нем.

Взгляд его был пронзительным, упорным, и не знаю, существовал ли на свете человек, который с легкостью мог бы его выдержать. Она умела смотреть Папе Шнайдеру в глаза — у мамы это не получалось. Бабушка была его единственной слабостью, тщательно от всех скрываемой, все остальное в нем было жестким и непроницаемым. В столовой моих родителей, где над столом висела картина, Папа Шнайдер царил безраздельно.

На этой картине в золотой раме была изображена лесная полянка.

«В Датском королевстве…»

Миф о Пегасе Это удивительная история о том, как прекрасный Пегас - крылатый конь, покровитель мечтателей и поэтов - подружился с деревянным карусельным коньком по имени Гиппион. Это трогательная повесть о дружбе и полете, находчивости и преданности - и о том, как сбываются самые смелые мечты! В какие города возможна доставка [Кнуд Ромер Ничего, кроме страха]?

Хочешь купить Ничего, кроме страха до 10 дней Русский Твердый Кнуд Ромер Маленький датский Нюкёпинг.

Датская литература — не только Хн Кристиан Андерсен Вступительная статья Если в российском книжном магазине спросить у покупателя, остановившегося перед полкой с переводной литературой, кто из датских писателей ему известен, он, скорее всего, уверенно произнесет имя Ханса Кристиана Андерсена, а потом, после паузы, — Сёрена Киркегора, Карен Бликсен или Питера Хёга. Этот перечень — лишь малая часть датской литературы, получившая известность в России. Если присмотреться к литературе маленькой Дании с ее пятимиллионным населением, то окажется, что ей есть что предложить читающему миру.

Составителям этого номера прежде всего хотелось познакомить читателя с литературными жанрами, характерными для современной датской литературы, причем сделать это на примере творчества еще не знакомых российскому читателю авторов. Роман Кнуда Ромера, повествующий об истории нескольких поколений одной семьи на фоне исторических событий века и удостоенный нескольких престижных премий, переведен на пятнадцать языков. Стена Стенсена Бликера принято считать отцом датской новеллы.

Он создал свой собственный художественный мир и оригинальную прозу, которая не укладывается в рамки утвердившегося к двадцатым годам века романтизма. В основе сюжета его произведений — часто необычная ситуация, которая вдобавок разрешается совершенно неожиданным образом. Рассказчик, автора, становится случайным свидетелем драматических событий, разворачивающихся на фоне унылых ютландских пейзажей, и сопереживает героям, страдающим от несправедливости мироустройства.

Бенни Андерсен, известный всей Дании благодаря своим лирическим песням, представлен в номере не только поэзией, но и небольшой новеллой. Как в поэзии, так и в прозе он при внешней простоте изобразительных средств всегда изящен, остроумен и психологичен.

Suspense: The Man Who Couldn"t Lose / Too Little to Live On

Жизнь без страха не просто возможна, а абсолютно достижима! Узнай как победить страх, нажми тут!